SMS
x
Помощь Ветлужскому Никите
187 650 руб.
Нужно собрать 320 000 руб.
Каждая кампания — это путешествие. Сделайте первый шаг.
Размер пожертвования
руб.
Пожалуйста, укажите корректную сумму
от 30 до 900000
Способ оплаты
Банковская платёжная квитанция
Платёж с помощью банковской карты
Виртуальная валюта Яндекс.Деньги
Sberbank Online invoicing
Яндекс.Касса - умный платеж
Кого нам благодарить?
Для выполнения пожертвования необходимо прочитать и согласиться с Условиями.

Мы пришлем уведомление о получении пожертвования

Перенаправление на безопасную страницу платежа...

Согласие на обработку персональных данных

Пользователь, оставляя заявку, оформляя подписку, комментарий, запрос на обратную связь, регистрируясь либо совершая иные действия, связанные с внесением своих персональных данных на интернет-сайте https://movementlife.ru, принимает настоящее Согласие на обработку персональных данных (далее – Согласие), размещенное по адресу https://movementlife.ru/personal-data-usage-terms/.

Принятием Согласия является подтверждение факта согласия Пользователя со всеми пунктами Согласия. Пользователь дает свое согласие организации «Благотворительный фонд "Движение-это жизнь"», которой принадлежит сайт https://movementlife.ru на обработку своих персональных данных со следующими условиями:

Пользователь дает согласие на обработку своих персональных данных, как без использования средств автоматизации, так и с их использованием.
Согласие дается на обработку следующих персональных данных (не являющимися специальными или биометрическими):
• фамилия, имя, отчество;
• адрес(а) электронной почты;
• иные данные, предоставляемые Пользователем.

Персональные данные пользователя не являются общедоступными.

1. Целью обработки персональных данных является предоставление полного доступа к функционалу сайта https://movementlife.ru.

2. Основанием для сбора, обработки и хранения персональных данных являются:
• Ст. 23, 24 Конституции Российской Федерации;
• Ст. 2, 5, 6, 7, 9, 18–22 Федерального закона от 27.07.06 года №152-ФЗ «О персональных данных»;
• Ст. 18 Федерального закона от 13.03.06 года № 38-ФЗ «О рекламе»;
• Устав организации «Благотворительный фонд "Движение-это жизнь"»;
• Политика обработки персональных данных.

3. В ходе обработки с персональными данными будут совершены следующие действия с персональными данными: сбор, запись, систематизация, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передача (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение.

4. Передача персональных данных, скрытых для общего просмотра, третьим лицам не осуществляется, за исключением случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

5. Пользователь подтверждает, что указанные им персональные данные принадлежат лично ему.

6. Персональные данные хранятся и обрабатываются до момента ликвидации организации «Благотворительный фонд "Движение-это жизнь"». Хранение персональных данных осуществляется согласно Федеральному закону №125-ФЗ «Об архивном деле в Российской Федерации» и иным нормативно правовым актам в области архивного дела и архивного хранения.

7. Пользователь согласен на получение информационных сообщений с сайта https://movementlife.ru. Персональные данные обрабатываются до отписки Пользователя от получения информационных сообщений.

8. Согласие может быть отозвано Пользователем либо его законным представителем, путем направления Отзыва согласия на электронную почту – movementlife2016@yandex.ru с пометкой «Отзыв согласия на обработку персональных данных». В случае отзыва Пользователем согласия на обработку персональных данных организация «Благотворительный фонд "Движение-это жизнь"» вправе продолжить обработку персональных данных без согласия Пользователя при наличии оснований, указанных в пунктах 2 - 11 части 1 статьи 6, части 2 статьи 10 и части 2 статьи 11 Федерального закона №152-ФЗ «О персональных данных» от 27.07.2006 г. Удаление персональных данных влечет невозможность доступа к полной версии функционала сайта https://movementlife.ru.

9. Настоящее Согласие является бессрочным, и действует все время до момента прекращения обработки персональных данных, указанных в п.7 и п.8 данного Согласия.

10. Место нахождения организации «Благотворительный фонд "Движение-это жизнь"» в соответствии с учредительными документами: Москва, ул.П.Андреева, д.28, к.3.

“8 суток и 14 часов просто ждали”

Автор статьи Ольга Савельева https://zen.yandex.ru/media/olga_poputi/8-sutok-i-14-chasov-prosto-jdali-60c6f26d1e01de49a0f9202c

 

Ульяновск. 2005 год. 

У Тани беременность – 28 недель.

И большие планы на жизнь.

И вдруг – всё было хорошо, причин никаких! – отходят воды.

Тане – 20 лет. Напуганная девчонка. Мчатся на скорой в больницу, продираются сквозь пятничные пробки.

В больнице в пятницу вечером их никто не ждет. Таню неохотно госпитализировали, но предупредили: “Узист уже ушел домой, придет в понедельник. Тогда и решим, что делать. Пока – просто ждать”.

Таня остаётся в больнице “просто ждать” понедельника, в иллюзии, что “ну хоть под присмотром врачей”. 

Но присмотра по факту никакого нет, интернета – не было тогда ещё, знакомых врачей – тоже нет, что делать и правда не ясно.

– В итоге, восемь суток ждали родовую деятельность, – рассказывает Таня.

– Восемь часов, наверное, – поправляю я.

– Нет. Восемь суток и 14 часов.

Я в таком шоке, что Таня вынуждена напомнить:

– Это не Москва, Оль. Потом, когда уже рожала, тоже – ни кювеза, ни неонатологов не было. Эпидуралку вкололи и говорят: “Переходите в родовую”. А как переходить – я ног-то не чувствую. Но я послушная – встала и упала…

– На живот????

– Ну, почти. Подхватили меня…

– Фильм ужасов какой-то, – бормочу я.

– Нет. Это еще не он. Фильм ужасов потом начался. Когда сына выдавливать начали. Прямо давили на живот, в прямом смысле. У него голова после родов была такая… ненормально продолговатая… А я порвана вся, 12 швов на шейке матки…И первое, что сказал врач, это: “Мальчик? Плохо… Плохо, что мальчик. Девочки – живучие, а мальчики – нет!” 

– Как ты с ума не сошла, – выдыхаю я.

– Ну, это мои первые роды, мне 20, я вообще не знала, что правильно, что не правильно, думала, что это со мной всё не так, что я виновата, а врачи просто делали, что могли…

Зато потом им повезет с реаниматологом.

Тот за 9 суток вЫходит Никиту (так Таня с мужем назвали сына), научит его дышать, сосать молоко, и немного успокоит маму:

– Вашего мальчика спас его вес. 2200 и 46 см. Для 28 недель – это просто отлично. А то бывает родится килечка килограммовая – и не вЫходить. А ваш – боец…

Потом Таню с Никитой выписали из реанимации домой (ну как домой – в съёмную комнату). Сказали: “Молитесь, может, ещё догонит…” 

Танин муж – военнослужащий.

Комнату в общежитии они получат только через 9 месяцев после родов, а пока снимали комнатушку за 7 тысяч рублей. При зарплате мужа – 13 тысяч. Плюс – Никита грудной на руках, с плотной медкартой диагнозов…  

– Да нормально жили, – вспоминает Таня те времена. – Работали, растили сына, уставали сильно, как-то не думали про “сложно”. Всем сложно – и нам сложно. Жизнь – она изначально не про “просто”…

В год стало понятно, что Никита развивается в своей скорости, и сверстников по многим параметрам не догонит. Ему поставили диагноз ДЦП и дали инвалидность. В 7 лет к букету диагнозов добавился еще один, страшный – дебютировала эпилепсия. Впоследствии это сильно затруднит им реабилитацию Никиты: все боялись брать ответственность за такого сложного ребенка. 

Поэтому девиз Таниной жизни – слово “САМА”. 

Таня совмещала в себе множество ролей – и для мужа – прекрасная жена, и для сына – и мама, и реабилитолог, и подруга, и поддержка.

Таня на себе поняла и прожила, как важна доступная среда, когда у тебя ребенок на коляске, и за это время успела создать в Ульяновске крупную общественную организацию, которая помогала людям с особенностями здоровья. 

Таня стала большим человеком, приближенным даже к губернатору. 

Но тут мужа (напомню: он – военнослужащий) перевели в Рязань, они переехали в новый город.

Там совсем беда была с доступной средой. У Тани было ощущение, что надо начинать всё сначала, ибо все победы остались там, в Ульяновске.

Только адаптировались к жизни в Рязани, снова перевод – уже в Москву.

– Это я не жалуюсь, – говорит Таня. – Просто рассказываю, что жизнь семьи военнослужащего и так достаточно кочевая, а если в ней ребенок с инвалидностью, то это становится совсем непросто. Например, однажды мы жили в доме без лифта, на пятом этаже… Я чуть с ума не сошла.

Всё это время реабилитацией Никиты Таня занималась очень активно, и за свой счет: зарплаты мужа хватало на регулярные полеты в реацентры, иногда даже заграничные.  

Между реабилитациями в центрах – реабилитация дома. Таня все умеет, и дисциплинированно занимается с Никитой сама. 

Когда родилась дочь, Таня немного “ослабила хватку” реабилитации.

Просто не хватило её на всё.

Рассказывала, что в этот момент случился кризис. Таня ощутила, как сильно она устала от своего “сама”, как сложно ей даёт роль реабилитолога для сына: ведь она должна постоянно заставлять ребенка заниматься, через “не хочу”, тренироваться, повторять одно и то же, иногда через боль и сопротивление. 

А Таня хотела быть для Никиты – мамой. 

Просто любить, обнимать, хвалить, варить суп… 

Так в какой-то момент и получилось, и Таня вдруг заметила удивительную вещь: чем больше она “отпускала” Никиту, доверяя его специалистам, тем лучше был результат. 

Никита развивался в своем темпе. 

В 4 года сел. 

Потом научился стоять у опоры.  

В 13 лет Никита сделал свои первые шаги. Пошел по беговой дорожке…

– Ты плакала в тот день? – спрашиваю я.

– Я кайфовала. Фоткала всё время. Не могла наглядеться. Сейчас по полчаса ходит… – с гордостью говорит Таня. 

Мечта Никиты (ему уже 14, он сам мне рассказал) – пройти босиком по траве. Самому. Без поддержки.

Поэтому сейчас его уже не нужно уговаривать ехать на реабилитацию: он понимает, зачем эти все упражнения, “мучения”, занятия, лфк, и почему это нужно делать, даже через боль. 

Про принятие диагноза ребенка Таня ответила так:

– Я приняла диагноз сына, но не смирилась. И я не ощущаю сына особенным. Он для меня обычный абсолютно. Хотя бывают ситуации, которые бьют наотмашь и отрезвляют…

Однажды к ним в гости, в Москву, приехали Танины родители. И они, все вместе, с детьми поехали гулять на ВДНХ. 

Таня была в тот день самая счастливая: все родные и любимые люди рядом, все здоровы, все улыбаются.

Они гуляли, ели мороженое, смотрели на фонтаны.

А потом родители уехали домой, в Рязань. 

И через пару месяцев оба сильно заболели ковидом, попали в реанимацию, очень долго были на ИВЛ, фактически на грани.

И Таня себя такой невозможно несчастной чувствовала, не понимала, как действовать: ехать к ним? С детьми? С Никитой? Это поможет? Они сами не болели, плюс когда она с Никитой на руках – какой из нее помощник?

В этот момент она понимала, что если бы Никита был здоров, она спокойно оставила бы его одного – ведь взрослый уже – и поехала бы к родителям, а так… 

Как оставить его?

А Никита – мамин сын, конечно. 

Мам, помоги кофту снять. Мам, помоги включить фильм. Мам, помоги попить.

Таня с любовью, без малейшего раздражения, помогает сыну… жить. И для нее это, как она вначале сказала, обычная жизнь. Она не думает о том, сложная или не сложная, просто живёт.

– Тань, получится хороший текст , без драмы, – говорю я, оценивая, что успела записать из нашего разговора.

– Да? Ну так ведь и нет драмы, Оль… Просто жизнь. Я другой и не помню, – Таня пожимает плечами и помогает сыну справиться с кофтой…

Хорошая Таня. И Никита прикольный.

И Стефания, сестра Никиты (новая Катина подружка, они одного возраста, и как оказалось, живем мы недалеко).

#АрмияВолшебников, под ссылочкой 

сбор на реабилитацию для Никиты. Он уже ходит по дорожке беговой, и совсем близок к исполнению мечты. Ну, про “босиком по траве”.

 

Пожертвовать
руб.